Май 22

2007-й не вернуть

2007

Стучится безысходность в двери,
Две тысячи седьмой угас,
И мы все так же лицемеря,
Спускаем вечность в унитаз.
Грустим по стареньким приставкам,
По картриджам и ерунде,
Но их закончилась поставка
Везде.

И байкеры все постарели,
Как фильм «Молчание ягнят»,
На север птицы улетели,
И православно не гундят,
Вновь новый день в толчок был спущен,
Горят на улице огни,
И мы наедине с вселенной
Одни.

Май 20

Хьюстон

cat

 

Я сижу в пивняке и смотрю на котов,
Те коты говорят: «Ты к полету готов».
Хьюстон им говорит, что у нас есть проблема —
На луне труп Гагарина возродился из тлена.
К жизни вкус не угас — он течет, как песок,
И ползет по стене листьев травящий сок,
Хьюстон тихо грустит — у него есть пидрила,
И котейка стоит, лапы вымочив в иле.
Хочет что-то сказать, но он не один,
Россияне продули опять шесть-один,
Аргентину с Ямайкой косит острая боль,
Илья Мэддисон только на ютубе король.
Вновь кончается пиво и время обзора,
«Протон» снова упал от чувства позора,
Только шепчут коты во тьме пивняка,
Вены бритвой вскрывая мне исподтишка.

Февраль 17

Сон кота

cats_dream

По полотну стены цветастые открытки
Ползут во тьме ночи тревожа сон кота,
На кухне тараканы и треск советской плитки,
Качается плафон под пенье сквозняка.
Изрезан круг стола — забились крошки в раны,
Усатый таракан пьет в чашке пресный чай,
И мутное стекло в объятьях старой рамы,
Вой слышится сирен и псов надрывный лай.
Из крана капли гулко по стали барабанят —
Они уже на дне, чтоб обрести покой,
Горелым молоком вновь от соседей тянет,
Но им там дела нет — они ушли в запой.
За окнами грустит простывшая Россия,
В осенней кутерьме под высохшим листом,
Таджики в бак свалили немного прелой гнили,
А после притаились тихонько под кустом.
Прогорк холодный воздух, истерзанный смолами,
Накрапывает дождь под светом фонаря,
Блестят вдали витрины цветастыми огнями,
И вязнут сапогами в начале сентября.

На кухне тишина покой лелеет зыбкий,
Печальный домовой забился в глубь угла,
Скрипят петли дверей несмазанной калиткой,
По комнате плывет обрывком сон кота.
Расплылся его сон по целлулоидной пленке,
И черно-белый бред разрушил все цвета,
Он хочет убивать, но сон довольно тонкий,
Бетонные дома пронзает слепота.
И злая тишина парализует стрелки,
Застыло время где-то в районе трех утра,
И трещины ползут по матовой побелке,
Хрустя как будто хворост во чреве у костра.
А утро за окном бежит усталой белкой
И рассыпает прах по паркам на скамьях,
Глазенки округлились — похожи на тарелки,
Иголкой колет сердце, обрюзгший липкий страх.
И только у кота на тепленькой лежанке,
Кружатся сны, сменив внезапной свой режим,
Цвета смешались вдруг в кипящую солянку,
Наш превращая мир в какой-то диафильм.

Февраль 8

Посвящение Лебовски

Лебовски

 

Вот китаюза на ковер мочится,
И в комнате уж стиль давно не тот,
Наверно, это все мне снится?
Но стиль испорчен словно бутерброд.

Вот «Черный Русский» плещется в стакане,
Ликер кофейный спорит с молоком,
А я лежу бесцельно на диване,
И думаю, что стало с тем ковром.

Потом шаббат наступит так внезапно,
И чемодан с деньгами поплывет,
Оставив привкус гнусного обмана,
И сотню разных мелочных забот.

Потом погони, драки, перестрелки,
Какой-то бомж в авто моем нассал,
И школьника не хитрые проделки,
Который чемодан в ночи украл.

Машина нагло вдребезги разбита,
И рыжих баб неизгладимый след,
Сижу я у разбитого корыта,
Пока в такси таится злой Джавдед.

События летят молниеносно,
Нам чемодан раскроет свой секрет,
Охотники за ним стали несносны,
И принесут, наверно, много бед.

Хорек по ванной плавает икая,
И бабы пальцы режут в тишине,
Они уже давно не Навсикая,
В кошмарах уж не снятся больше мне.

А дальше будет горькая развязка,
Глубок как шрам ее трагикомизм,
Прах долетит до берегов Аляски,
«Аляска кид» как будто афоризм.

Ковбой и город тихо засыпают,
Герой-бездельник в даль вот-вот уйдет,
Не знает он, да и никто не знает,
Что новый день ему и нам несет.

Февраль 4

Человек в бидоне

cat_bidon

 

Клубится кошка на балконе,
Замерз невидимый чучмек,
Свернулось молоко в бидоне,
На дне родился человек.

На свет он вылез словно Уиллис,
И руки к небу распростер,
Пока коты на кухне бились,
Порвав в пылу остатки штор.

Под ванну солнце укатилось,
На потолке грустит луна,
А человеку что-то снилось,
Вселенная в окне черна.

Прогрызли в небе мыши дыры,
В ковше ловил треску якут,
Похожий на кусочек сыра,
И удочка в руке как кнут.

Коты напрасно рыбу ждали,
Все съел коварный Ким Чен Ир,
Он ел и был официален,
А после на луну завыл.

Но невдомек то человеку,
То видят только лишь коты,
Скребутся мыши по сусекам,
Где-то поет Бюль Бюль Оглы.
Читать далее

Февраль 3

sallad

Мне приснились томаты-убийцы,
Уго Чавес в неравном бою,
На полу ползут голые фрицы,
У кота уперев колбасу.

В туалете свирепый утенок,
Все микробы к чертям распугал,
И опять анонимус-падонок,
На балконе украл мой мангал.

НЛО все летит по планете,
Похищая то мух, то котлет,
И сидят все коты на диете,
Сохранив этот странный секрет.

Злой томат на людей нападает,
Тихо преет в кустах сладкий хлеб,
Он лежит на земле и не знает,
Что еще далеко не эфеб.

И идут котаны коченея,
От того, что выпавший снег,
Вновь усыпал лотки и аллеи,
Таджик-дворник выкрикнул: «SWAG!»

Вот такой был сон мой не хитрый,
Я проснулся в холодном поту,
И увидел финальные титры,
По домашнему чудо-коту.

Февраль 3

Настало время приключений

nvp

Настало время приключений,
Собаку мажет по столу,
Вдали бежит стадо оленей,
Чтоб вызвать злого сотону.

В метро бичи пропили тетрис,
Интеллигенция вперде,
И негритосы пишут тезис,
Про Карла Маркса на стене.

Кот затаил внутри обиду,
Месть в тапки к вечеру припас,
Поцанчик стал жить по Евклиду,
Завелся в Эппл пидарас.

Принцесса стала вдруг пупыркой,
Отдав пол царства за айпод,
Теперь живет на дне бутылки,
Вкушая тот запретный плод.
Читать далее

Апрель 23

chernobyl-myortvyj-gorod

Черный камень, да белый пар,
В небе птиц-мутантов кутерьма,
Я в Чернобыле с утра бухал,
И черви прямоходящие напали на меня.

К ним подтянулась дикая полынь,
И откусила башмак с ногою мне.
Над рекой радиоактивный дым,
Двухголовые чукчи бегут по земле.

У речки испражняется семижопый кошак,
Над лесом сгущается алчная тьма,
Фиолетовый кал похож на саркофаг,
В нем наблюдаются зачатки ума….

2008 год

Апрель 22

Курицы фабричные

Цыплёнок из яйца
Цыплёнок из яйца

Сторож смурной и кошаки,
Бегут друг за другом в темной ночи,
Дружба у них не задалась,
Сосисок цепочка разорвалась.

Черный кошак бежит впереди,
Котлеты с сосисками как бигуди,
Но не поймет он все никак,     
За сторожем гонится злой вурдалак.

Курицы фабричные — дохленькие бройлеры,
В магазине все они будут в раз распроданы.
Трупик каждой курицы людям очень нравится,
Только это до поры, пока не отравятся.

Ножки алые, грудки нежные,
Лежат трупики безмятежные,
Улетят они — не воротятся,
От страха сторож вот-вот окотится.

Котаны в ночи громко шляются,
Сторожа  с похмелья ходят маятся,
В самолетиках летают белочки,
И в летающих тарелочках.

2008 год ~
Пародия на песню группы «Фабрика» — «Девочки фабричные».

Апрель 22

manul

Мой манул в тумане рыщет,
Шерстка мерзнет на ветру,
Его геологи разыщут,
Мирно спящем поутру.

Побежит по снежной глади,
И геологи за ним —
Они хотят его погладить,
Но кот растаял словно дым.

И забился к себе в нору,
Где строгает байсючат.
В лоне матушки-природы,
Где весны ручьи журчат.

И несолоно хлебавши,
Тот геолог хлещет спирт.
Среди сотен снежных башен,
Вдруг упал метеорит.

Наземь ступит гуманоид,
В зареве гамма-лучей,
Следом маленький андроид,
Гостем стал планеты сей.

Заберут они манула,
И геолога того,
Тарелку словно ветром сдуло,
Не осталось ничего.

Но мы помним их, ребята,
Памятник в гранит отлит,
Манул с геологом поддатым,
Как два Гагарина стоит.

2012 год