Октябрь 31

Наступает праздник Hallowin’a

Hallowin

Наступает праздник Hallowin’a,
Православный клирик точит свой топор,
Черный кот сопит возле камина,
Тыква смотрит на поверхность штор.

Помидоры по полу катаются зловеще,
Из корзинки, что вчера принес,
Но, бывают в жизни вещи и похлеще —
Брежнев на плакате целуется взасос.

Праздник Всех Святых скребет возле порога,
Активисты злобные стучатся в мою дверь,
Они как будто призраки умершего народа,
Как лозунг Кинчева: «Бойся, проси и верь».

Тыква смеется и блестит глазами,
Как будто кто-то принял случайно ЛСД,
А за окошком ветер шепчется с кустами,
Сирены воют скорых и ГИБДД.

Пронизывает время прокисшая стабильность,
И сложно защититься от сатанинских сил,
Они несут в мир вежливо свою радиоактивность,
Будто мешок с полонием недавно укусил.

Но кельтский праздник дарит нам надежду,
Даже Светильник Джека меняется в лице,
Иди отдай Арнольду последнюю одежду,
Налей в стаканы водку и выпей АЦЦ.

Хмельные ведьмы мимо на метлах пролетают,
Налей как Григорян, в стакан им кислоты,
Добавь вина в стакан, пока ночь тихо тает,
Мешая «Крематорий», «Машину» и «Цветы».

Наступит день, оставив нам похмелье,
Стабильность нам наступит на пышный черный хвост,
В висках будет шуметь начало воскресенья,
Но к понедельнику уже протянут мост.

Мой кот заснул, обвив большую тыкву,
И помидоры спят, забившись в тени штор,
Ведьмы махая лентами идут в храм на молитву,
Вдруг с грустью осознав, что Hallowin прошел.

Октябрь 30

Ода Интернету

Internet

Закрыли паблик «МДК»,
И сайты с разною порнухой,
Жизнь в интернете не легка,
Будь ты «планктон», школьяр иль шлюха.

Цензура словно коршун бдит,
Не избежать нам блокировки,
И США не устоит —
Коль режут кабели винтовкой.

Подводной лодкой на таран!
Мы — бич IT-коммуникаций!
Но разрывается пукан,
Когда в Youtub’е нет трансляции.

Когда из сотни мегабит,
Одной десятки не хватает,
Кричим, как злобный ваххабит,
И телефоны разбиваем.

Когда затормозил футбол,
На «плазме», что ценой в «Калину»,
И медицинский «литрбол»,
Когда Малахов пьет урину.

Поработил нас Интернет —
Он словно «Радио Свобода»,
Отрезать можно — смысла нет,
Ведь грязи много есть для сброда.

Путь инка же — постить котов,
На стены пабликов различных,
И путь индейца стал таков —
Ему ништяк! Всегда отлично!

И пусть цензура правит бал,
Постить котов не перестанем,
И кто бы что не запрещал,
Мы каждый пиксель громко славим.

Пусть сеть плетет чумной паук,
Уже подсели миллионы,
Там есть Нефедыч, Мэд… Физрук,
Что рекламирует тампоны.

О, это чудо — интернет!
Приди сюда и деградируй!
Разрывов нет? И есть коннект?
Беги на торренты сидируй!

Пусть страшен злобный Михалков,
Не бросят русские пиратства,
До фильмов дела нет его,
Ведь, в Интернете наше братство.

Не нужен розовый нам танк,
И пресловутый Бекмамбетов,
Когда есть Dota, World Of Tanks,
И «борды» форумных клозетов.

Разруха тлеет в головах,
И нету смысла от запретов,
Трепещет в горле ком, как птах,
Как мячик траурный, как Летов.

Октябрь 27

Серый день

Gray Day

Голубь парит с железными крылами,
День серый будто принял метадон,
Ископаны дороги траншеями и рвами,
Моргает желтым глазом нелепый светофор.
И облака как вата лезут в окна,
Они пугают призрачных жильцов,
В их телевизорах опять парад животных,
Под предводительством паяцев и лжецов.
На небе кто-то снова строит замки,
В аду газ весь, и грянут холода,
Несут по трубам черти дров вязанки,
Ведь, это вам не «Эмираты-два».

Октябрь 26

Мозг съели песни про любовь

 

 

lovesong

Мозг съели песни про любовь –
Их расплодились легионы,
И сколько тут ни пустословь,
Медея стала как Горгона.

Истерлась грань добра и зла,
Осталось только бойко выпить,
Как в песне старого козла,
Лицо чье хочется развидеть.

Вновь новый хит гремит, как гром,
Из утюгов и табуреток,
Он льется в уши коньяком,
Из трупов умерших Ранеток.

Пусть голос «смазал» autotune,
Гример замазал кремом годы,
А с фотошопом каждый юн –
Что человек, что бутерброды.

Но не поможет фотошоп,
Неважно Алла иль Мадонна,
И возраст, собственно, не тот,
Чтобы сниматься обнаженно.

Октябрь 26

Простуженная осень

osen

Сумерки съедают сонный город,
Ветви деревьев сжали провода,
Простуженная осень дарит холод,
Напоминая вечного жида.

Ползет змеей разбитая дорога,
Иссяк в авто разбавленный бензин.
Обняли лужи кляксы-осьминоги —
Кислотный дождь недавно проходил.

Хрипят в пустом эфире волны,
И книга бьется камнем в бардачке,
А за окном кружат вороны,
Луна трепещет в квантовом скачке.

Озябшие собаки, как вервольфы,
Снуют во мраке городских дворов.
В кустах хрустит костями труп Адольфа ,
Пугая перекаченных котов.

Октябрь истлел уже до половины,
И нет в кармане пачки сигарет,
В глазах кружат кровавые пингвины,
Но, это все лишь суета сует.