Май 20

От сердца к солнцу

ziga

Дисклеймер: «Следственный комитет: школьники не зиговали, а показывали, где Солнце».

У нас игра «от сердца к солнцу»,
Солнце глядит сквозь облака,
Они, подобные тевтонцам,
Кричат ответное «Ура!».
Рука похожая на «зигу»,
Любовь похожая на сон,
Но комитет плетет интриги,
И школьник — злобный покемон.
«Один», «Четыре», «Восемь», «Восемь»,
Как разноцветные мелки,
Но кепка с цифрой «Два-Два-Восемь»,
Им жжет последние мозги.
Лютует кодекс уголовный,
Но это только лишь игра.
Звенит звонок, и с мордой скорбной,
Школяр идет — ждет алгебра.
Хоть и не выучил уроки,
И двойка жирно в дневнике,
Менты повинтят на пороге,
Суд — не примеры на доске.
И солнце нам засветит грустно,
Дожди пройдутся по Москве,
Игра игрой, но думать нужно,
Как руку поднимать тебе.

Май 14

Скорблю с утра по РБК

big_brother

Скорблю с утра по РБК,
Такая пятница тринадцать,
Судьба рунета не легка,
И будет некуда податься.
Запрет на выезд и на въезд,
Кругом рука Роскомназдора,
По телевизору партсъезд,
И нет другого кругозора.
Перекрывают Интернет,
Живешь как в книге «двадцать двадцать».
Взгляни назад на двадцать лет,
И Оруэлл начнет смеяться.
Сюжет не нов и опоздал,
Не далеко до плагиата,
А впереди расстрельный зал,
И постеры «Большого Брата».

Май 9

Плывет по речке старый таз

taz

 

Плывет по речке старый таз,
И тяжела его дорога,
Качается из раза в раз,
Солнце печет с утра немного,
Шторм отгремел уже давно,
Пьют мудрецы вино под сливой,
Бьет по мозгам им всем оно,
Дипломы стали будто ксивы.
Мысли шатаются в разброд,
В собачьей будке скоро квасить,
Ведь мудрецы такой народ,
Не важно где досуг им красить.
Экзистенциальный как коньяк,
Ершом мешают его с водкой,
Делирий рыщет как байбак,
Хотя, на вид довольно кроткий.
И только таз плывет в глуши,
Река журчит и птичьи трели,
А я в кустах пишу вирши,
Нет интернета две недели.

Май 8

Скайрим

Skyrim

 

Пицца стекает со стены,
На пол какой-то пестрой лентой,
И в минералке нет воды,
Во вкладе сочных дивидендов,
Компьютер немощно искрит,
В нем пухнет раком пропаганда,
Неважно тролль или каджит —
Каждый в Скайриме в чьей-то банде.
В таверне водка, словно нефть,
С кровавым привкусом Багдада,
Сидишь киряешь будто эльф,
На грани полного распада.
Вновь телевизор полон мглы,
Пусть даже бармен пропил пультик,
Чует дыхание зимы,
В кладовке выпив сонной мути.
Идут бретонцы на парад,
Пока бульдозер вязнет в яме,
У пролетариев джихад,
И стройка церкви на кургане.
Имперский дух течет незрим,
И архимаг вновь дрыхнет в луже,
Печальный пьяный херувим —
Разбит пятак и мерзнут уши.
Он сохранений целых пять,
После себя, может, оставит,
Но ламер может не понять,
И будет снова «венду» ставить…

Май 2

Первомай

pervomay

 

Сошлись в бою Христос и Первомай,
У Мавзолея драка будто в храм,
И транспаранты плещут через край,
Монстрация течет по городам.
В кошмаре жутком сгорбился Ильич,
Он им такого в жизнь не завещал,
И по толпе ползет победный клич,
Когда с котом плакатик ты достал.
И авокадо требует народ,
Всем намекая: «Как бы не Москва».
А я жую вчерашний бутерброд,
И душу гложет адская тоска.
Уж третий день бухает мой народ,
И хочет продолжать до десяти,
Но иллюзорных белок рыжий взвод,
Успел давно к России подойти.
И им плевать, что нет у нас дорог,
Они не НАТО, и не США,
Ступая лапами через гнилой порог,
Крадутся к жертвам тихо, не спеша.
Еще немного и захватят бал,
Чтоб уплывали в страхе корабли,
Но тут я вдруг сознание потерял,
И люди в белом срочно увезли…

Февраль 20

Нынче у Курта День Рождения

Kurt

Нынче у Курта День Рождения,
Я полирую свой шотган,
Пойду поставлю диск Нирваны,
И «Rape Me» пропою котам.
Они немного окуеют,
Внезапен будет поворот,
А в головах мыслишка зреет —
«Smells Like Teen Spirit » целый год.
Они мечтают о Youtub’e,
Но там теперь один Rick Roll
И тверк в каком-то детском клубе,
Где жрет учитель панадол.
Время сквозь пальцы утекает,
Я не спеша взвожу курок,
Как хорошо, что Курт не знает,
Говно какое Русский Рок.

Февраль 14

Моя Москва

moscow

Дороги перерыты, палатки снесены,
И экскаватор рушит мирный быт,
Покрыли плитку слоем толстым льды,
Москву гриппозную бьет кашель и знобит.
Оленевод гуляет по вагонам,
Растет как опухоль вонючее метро,
Про лабутены пишут на заборах,
Москву настигло этим утром ДНО.
И православные дубасят несогласных,
Лишился льгот опять пенсионер,
И в русском мате не хватает гласных,
Чтоб описать какой Собянин мэр.

Февраль 10

Свой парень

kitaes

Мой дед — китаец Ляо Члень,
Он шил в Пекине мегакроссы,
Пусть с виду как трухлявый пень,
Но Мао чтил. Тут без вопросов..
Он получал всего юань,
Цитатником махал нелепо,
Платил налоги словно дань,
Но за ларек убьет телегой.
Побьет пентов за шаурму,
Ведь он в натуре пролетарий,
И Партия простит ему —
Ведь там он был свой парень.

Февраль 7

В маршрутизаторе китайцы

WWW

Витая пара тяготит,
В маршрутизаторе китайцы,
И скорость в сотню мегабит,
Похожа на кошачьи яйца.
Петляет провод по столбам,
Опять не плотно вставлен в карту,
И впору колотить в там-там,
Пингвинов призывая в тартар.
Идешь как дикий линуксойд,
По гололеду Антарктиды,
А скорость прыгает как еж,
Витые пары будто гниды.
И даже сам себе не рад,
В затылок боль сует прикладом,
Стоишь в дверях, как в фильме «Брат»,
Мерцая пиксельным забралом.
Но роутер опять тупит,
И не помогут с бубном танцы,
Мой интернет до дна испит,
И виноваты в том китайцы.