Май 26

Рим

RIM

Сосед назвал кота Катулла,
Я называю Барбадос,
И поднимая зад от стула,
В ночи идет Уроборос.
Хищно блестит вдали глазами,
Стоит как щетка пышный хвост,
В помойку прыгает из спальни,
Устроив хламу холокост.

Кричат надрывно в пылу драки,
Мой двор как будто Древний Рим,
Хлеба и зрелищ тем собакам,
Хоть, термин не употребим.
В моей тарелке стынет Цезарь,
Похожий на доннер-кебаб,
И утро — призрачный агрессор,
Гонит котов на пыльный тракт.

Водка в стакане запотела,
Пылают свечи на столе,
Мелькают как какой Отелло,
Порой коты в моем окне.
Весна давным-давно простыла,
Лето застыло в паре дней,
Остатки ночи утро смыло,
И в свете Рим как Уолт Дисней.

Май 22

Таблетка гидроперита

lsd

Таблетка гидроперита
Растворяется на языке,
Валяюсь пьяный в корыте,
Как панк — на стиральной доске.
Макает башку с ирокезом,
В раздолбанный унитаз,
Чем-то похожий на Пьеху,
Уставший Михайлов Стас.

Заляпана краской косуха,
Трещат на ляжках штаны,
Забиты татухами руки,
Зеленеет кусок бороды.
Фингал чернеет под глазом,
Улыбка как у Горшка,
Срастается с унитазом,
Как в фильме «На игле» два.

А я в корыте валяюсь,
Утекая в промозглый бэд трип,
Как слоган рекламный вливаюсь,
Взрываюсь внутри как талиб.
Ремейком на Че Гевару,
Киркоров видится мне,
Врезаясь на желтой «Camaro»,
В столбы у меня в мозжечке.

И утро никак не наступит,
Зациклился жуткий кошмар,
Дерьмом толчется в ступе,
Где вертятся трэш и угар.
А мне бы только проснуться,
Понять бы потом что к чему,
Но сны вином крымским льются.
В чашу Троицкому-Пауку.

Май 20

Самопальный «Бейлис»

hovan

(Читать в стиле Маяковского)

Я делал самопальный «Бейлис» —
Сгущенка и водяра в блендере,
Кот оккупировал карниз,
И смотрит Футураму с Бендером.
Он строил вчера луна-парк,
Но без бухла и блек-джека,
Я с блендером как Тони Старк,
В котором живет Бекмамбетов.
Кофе в посуду плесну,
Но, сосед-пидарас с перфоратором,
Дырит очередную стену,
Играя с «BOSH», как с вибратором.
И она ко мне не придет,
Пить это адское пойло,
Лишь перфоратор орет,
И жизнь будто гейское порно.

Май 15

Евровижн

k4uBIaZ7noA

Горит пердак российского народа,
И евровиденье мешает крепко спать,
Кончиты водят злобно хороводы,
Скрипач на лыжах станет удивлять.
Плывут по воздуху в ночи виолончели,
Австралия хладит свой жгучий пыл,
И кенгуру вколол себе «качели»,
Туземец с горя бумеранг пропил.
И мишка с балалайкой грустный тоже,
Печально вьется яркий триколор,
А конспирологи друг другу квасят рожи,
Про совпадения твердит один монгол.
И Децел встал в малиновом камзоле,
Запел со сцены тихо о любви,
Король ремейков выпил водки в холле,
И покраснел как чьи-то «Жигули».
Конкурс прошел и стихли мигом песни,
И победитель с бала на корабль,
А я сижу с котом на Красной Пресне,
И в глубине души горит сентябрь.

Май 12

Вновь понедельник

pon

Лифт отмеряет этажи,
Звенит в карманах сонных мелочь,
С утра немного раздражим,
И чувства льются будто щелочь.
Цифры мелькают на табло,
Закрыта дверь и давят стены,
И ничего бы не спасло,
От этой маленькой вселенной.
Она, похожая на гроб,
Как камень вниз кабину тянет,
А пассажир — чумной микроб —
Стоит как инопланетянин.
Тихонько думая о том,
И сам того не понимая,
В мыслях становится котом,
Ждет все последнего трамвая.
Или когда откроют дверь,
Ведь больше нет окна в Европу,
Отсюда выйти б без потерь,
Но все дороги ведут к Богу.
Его смешной социализм,
Елейным ядом душу травит,
Но не построить коммунизм,
И не добраться нам до рая…
Дверь открывается, и вот,
Реальный мир вдруг лезет в душу,
А ты идешь как будто кот,
И он тебе совсем не нужен.
Гуляешь сам и по себе,
Ботинком галстук бодро топчешь,
И офис тонет в липкой мгле,
Начальник ходит будто овощ.
Компьютер под столом гудит,
Вид делая тебя не знает,
Качает сотни мегабит,
И может быть тебя скачает.
Он в матрице уже давно,
А ты с похмелья будто Нео,
Вновь понедельник, вновь говно,
Привет, рабочая неделя…

Май 10

Пьянка у князя тьмы

katan

 

Кружатся черти в хороводе,
Трещит неистовый костер,
И запах серы в кислороде,
Копыта долбятся об пол,
Искрят подковы на брусчатке,
Блюет у ели Люцифер,
И ведьмы падают в припадке,
Когда их тащат в райотдел.
Химеры где-то в огороде,
В подвалах ссорятся коты,
И шут, похожий на Мавроди,
Принес на праздник кислоты.
В разгаре супер-вечеринка,
Я нацепив костюм бобра,
С пони отплясывал лезгинку,
С Адольфом накатил вина.
Потом с Иосифом курили,
Какой-то дикий самосад,
С Сергеем Троицким кутили,
И с нами был маркиз Де Сад.
Леня, Никита и Володя,
С ними Сергеич Михаил,
Эдик Лимонов на подходе,
Но кто-то их котел пропил.
Значит, не будет революций,
Дебош устроить не судьба,
Итак, столбы от пьянки гнутся –
Вокруг веселая гульба.
И видят ночь в пустом эфире,
Вожди с окраины двора,
Им доползти бы до квартиры,
До наступления утра.

Май 8

Дочка дровосека

Doch_Drovoseka

 

Опасна дочка дровосека,
Таскает по лесу топор,
Шумит листва, и шепчут реки,
Висит на ветке помидор.
И сталь на солнце блещет грозно,
Дрожит пусть в страхе педобир,
Топор в руках — это серьезно,
Она в руках с ним как факир.
Вот упыри и вурдалаки,
Вервольф как будто Джигурда,
Несет пакет котлет во мраке,
Упер, скотина, со стола.
А за столом ее папаша,
Как иерихонская труба,
Храпит заводом Уралмаша,
В сосиску пьяный со вчера.
К концу подходит майский праздник,
Дочь топором колит дрова,
И с неба солнце нагло дразнит,
На лавке сонного кота.

Февраль 13

Разбуди во мне ламантина

lamantin

Разбуди во мне ламантина,
Я с дороги малость устал,
Накатил за день Валентина,
Хоть двое суток не спал.
И теперь сижу на пороге,
Сжимая крепко букет,
Обертку жую, в рот мне ноги,
И тянет слегка в туалет.
Из-под двери тянет горелым —
Горит на плите молоко,
Раствориться бы где-то в апреле,
Расколов на прощанье окно.
Теплый кот тыкает мордой,
Он сегодня такой, как и я,
Ламантины гордой когортой,
Плывут по кускам потолка.
И пусть праздник этот буржуйский,
Не заменит нам свет и тепло,
Разбуди во мне ламантина,
Разбуди всем преградам назло.

Февраль 8

Посвящение Лебовски

Лебовски

 

Вот китаюза на ковер мочится,
И в комнате уж стиль давно не тот,
Наверно, это все мне снится?
Но стиль испорчен словно бутерброд.

Вот «Черный Русский» плещется в стакане,
Ликер кофейный спорит с молоком,
А я лежу бесцельно на диване,
И думаю, что стало с тем ковром.

Потом шаббат наступит так внезапно,
И чемодан с деньгами поплывет,
Оставив привкус гнусного обмана,
И сотню разных мелочных забот.

Потом погони, драки, перестрелки,
Какой-то бомж в авто моем нассал,
И школьника не хитрые проделки,
Который чемодан в ночи украл.

Машина нагло вдребезги разбита,
И рыжих баб неизгладимый след,
Сижу я у разбитого корыта,
Пока в такси таится злой Джавдед.

События летят молниеносно,
Нам чемодан раскроет свой секрет,
Охотники за ним стали несносны,
И принесут, наверно, много бед.

Хорек по ванной плавает икая,
И бабы пальцы режут в тишине,
Они уже давно не Навсикая,
В кошмарах уж не снятся больше мне.

А дальше будет горькая развязка,
Глубок как шрам ее трагикомизм,
Прах долетит до берегов Аляски,
«Аляска кид» как будто афоризм.

Ковбой и город тихо засыпают,
Герой-бездельник в даль вот-вот уйдет,
Не знает он, да и никто не знает,
Что новый день ему и нам несет.

Февраль 4

Человек в бидоне

cat_bidon

 

Клубится кошка на балконе,
Замерз невидимый чучмек,
Свернулось молоко в бидоне,
На дне родился человек.

На свет он вылез словно Уиллис,
И руки к небу распростер,
Пока коты на кухне бились,
Порвав в пылу остатки штор.

Под ванну солнце укатилось,
На потолке грустит луна,
А человеку что-то снилось,
Вселенная в окне черна.

Прогрызли в небе мыши дыры,
В ковше ловил треску якут,
Похожий на кусочек сыра,
И удочка в руке как кнут.

Коты напрасно рыбу ждали,
Все съел коварный Ким Чен Ир,
Он ел и был официален,
А после на луну завыл.

Но невдомек то человеку,
То видят только лишь коты,
Скребутся мыши по сусекам,
Где-то поет Бюль Бюль Оглы.
Читать далее