Июнь 4

Уснувший город

sleep_toun

 

Нью-Йорк глядит с потертого плаката,
Гулко стучит прогнившее нутро,
Безмолвно давятся огни в лучах заката,
Остатком памяти закрытого метро.

Свисают с неба провода как будто ленты,
Змеится речка по бетону пыльных вен,
Город уснул в раздробленных фрагментах,
Просроченных газет и старых цен.

Беззубые витрины, окна слепы,
Не светят в вечном мраке фонари,
В канализационном стоке пухнут скрепы,
Но мир давно поделен на нули.

Май 27

Парадигма

paragigma

Подступает к горлу кровь —
Дань христианской парадигме,
Клинок — изогнутая бровь,
Одежда к телу мерзко липнет.
Поздно крылами трепетать,
Все мы в огромной мышеловке,
У Мавзолея ровно в пять,
Но нет у праздников винтовки.

Затерся старенький плакат,
Не видно призраков «Там-Тама»,
В кресле сидишь как психонавт,
Гремит в наушниках «Nirvana»,
И мой котейка как Курт мертв,
В душу глядит из фотографий,
Как плесень вересковый мед,
И не напишут эпитафий.

Нет больше у меня ружья,
Ствол под пластами серой пыли,
Вороны за окном кричат —
Чумы лихие бригадиры.
Ель в стекла тросточкой стучит,
Дождик накрапывает мелкий,
И радуга, будто петля,
Свисает с облачной побелки.

Май 25

Бункер

bunker

Пишу про позу Евы Браун,
Недавно видел в камасутре —
Она похожа на майдан,
Но крепко заперт темный бункер.
Чай в чашке будто бы фонит,
Жрут телек злые лангольеры,
Течет неспешный мирный быт,
Давно ракеты отгремели.

Листаю книги день и ночь,
От Достоевского в экстазе,
Сорокин может не помочь,
Пелевин стынет в пыльной вазе.
Томик Есенина грустит,
Над ним довлеют книги Уэлша,
И Ленин лечит гепатит,
Но в прошлом этот ganeration[1].

Московской пустоши места,
Во снах похожи так на тундру,
Но нет у бункера окна,
Вуглускр ест во тьме чучундру.
Тени мелькают в зеркалах,
Двойник не бреется недели,
И мозг весь в «битых» секторах,
На диски жесткие поделен.

Пластины немощно хрустят,
Бьются на острые осколки,
И цифры «Двадцать пятьдесят»,
Дрожат на тоненькой картонке.
Но это явно прошлый век,
Как мир прогнулся ржавый бункер,
И пыльный мир библиотек —
Иллюзий выцветших рисунки…

[1] «Дженерейшен».

Апрель 23

chernobyl-myortvyj-gorod

Черный камень, да белый пар,
В небе птиц-мутантов кутерьма,
Я в Чернобыле с утра бухал,
И черви прямоходящие напали на меня.

К ним подтянулась дикая полынь,
И откусила башмак с ногою мне.
Над рекой радиоактивный дым,
Двухголовые чукчи бегут по земле.

У речки испражняется семижопый кошак,
Над лесом сгущается алчная тьма,
Фиолетовый кал похож на саркофаг,
В нем наблюдаются зачатки ума….

2008 год